г. Пермь, ул. Белинского, 49   +7 342 2443012
 ural@advokat59.com

ЕСПЧ ПРИНЯЛ К ПРОИЗВОДСТВУ ЖАЛОБУ АДВОКАТА НА ОБЫСК В ЕГО ЖИЛИЩЕ

Европейский Суд по Правам Человека принял к рассмотрению жалобу, согласно которой адвокат Пермской краевой коллегии адвокатов "УРАЛ" жалуется на незаконность проведения в его жилище обыска следственными органами. В ходе обыска были изъяты личные вещи, принадлежащие адвокату. В данной жалобе адвокат утверждает, что стал жертвой существенных нарушений ст. ст. 6, 8 и ст.13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признаваемых в контексте практики Европейского Суда по Правам Человека.

В настоящее время вышеуказанная жалоба прошла первичный фильтр ЕСПЧ. Это значимый факт, свидетельствующий о том, что единоличный судья (процедура single judge) не объявил ее полностью неприемлемой и не исключил из списка рассматриваемых ЕСПЧ жалоб. Абсолютно все жалобы, поступающие в ЕСПЧ, проходят через жесткий фильтр отбора, при этом, более 90% жалоб блокируются, не дойдя до рассмотрения по существу.

Первоначально адвокат обратился в районный суд с жалобой на действия следователя по производству обыска в своем жилище в порядке ст. 125 УПК РФ и просил признать их незаконными. Суды первой и второй (апелляционной) инстанций отказали в удовлетворении жалобы адвоката. В кассационном порядке адвокат не оспаривал указанные судебные акты, поскольку для обращения с жалобой в Европейский Суд по Правам Человека на нарушение конвенционных прав адвоката по уголовным делам национальные средства правовой защиты признаются исчерпанными на стадии апелляционной инстанции.

Национальные суды первой и второй инстанций полностью проигнорировали фактическую сторону событий и доводы, включая положения Европейской Конвенции и практики её применения, на которую обращал внимание адвокат. При таком узком подходе национальных судов к поставленным вопросам и неприменении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод было очевидно не эффективным продолжать поиск справедливости в суде кассационной инстанции.

Проведенный следствием обыск всех помещений жилища адвоката и инспекция всех адвокатских досье, находившихся в жилище, не сопровождались специальными процессуальными гарантиями, предусмотренными, как законодательством Российской Федерации, так и практикой ЕСПЧ. В данном случае статус адвоката, был достоверно известен следователю и обыск, в результате которого были изъяты принадлежащие адвокату вещи, представлял собой нарушение права на уважение дома и корреспонденции адвоката. В вышеуказанной жалобе адвокат утверждает, что такое вмешательство является недопустимым. Процессуальные недостатки таковы, что обыск у адвоката не может рассматриваться как разумное соразмерное вмешательство, способствующее достижению законных целей (предупреждению преступности) ввиду заинтересованности демократического общества в обеспечении уважения к своему дому.

Адвокат оказался произвольно и полностью лишен особых процессуальных гарантий при проведении обыска, так как сотрудники правоохранительных органов, фактически проводя обыск в отношении адвоката, юридически оформили проведение обыска в отношении члена семьи адвоката, а не самого адвоката, что позволило де-факто обыскать жилище адвоката и полностью проинспектировать все адвокатские досье и документы доверителей адвоката и изъять электронные носители информации в обход специальной процедуры и без участия специальных представителей адвокатского сообщества (членов Совета Адвокатской Палаты Пермского края). При этом национальные суды (первая и апелляционная инстанции) отклонили все ходатайства адвоката, не выясняя фактических обстоятельств дела, не выслушав доводов адвоката. Дело было рассмотрено слишком быстро, чрезмерно формально и исключительно в интересах следствия. Суды игнорировали все разумные и убедительные доводы адвоката, и не опровергая ключевое доказательство о фактическом проживании адвоката в данном жилище, формально сослались, что санкция на обыск была дана не в отношении адвоката, а в отношении члена семьи адвоката. В своей жалобе в ЕСПЧ адвокат утверждает, что эффективных гарантий против нарушения адвокатской тайны и необоснованных действий правоохранительных органов российское законодательство не предусматривает и у адвоката их не имелось. Качество закона (ст. 450.1 УПК РФ) не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как он является слишком неопределенным и не регулирует случай производства обыска в отношении члена семьи адвоката.

Последнее изменение Четверг, 24 Октябрь 2019 09:19

+7(342)244-30-12

г. Пермь, ул. Белинского, 49 (Газеты Звезда, 66), оф. 21

Мы работаем

Понедельник-Пятница: 10:00-18:00

Суббота: Выходной

Воскресенье: Выходной

Контакты